Галерея красивых домов и квартир
№12 / декабрь'2007
Дома и домовладельцы

Дом трех Бенуа

С 1910 по 1914 год по заказу «Первого Российского страхового общества» на Петроградской стороне между Каменноостровским проспектом и улицами Кронверкская и Большая Пушкарская был построен целый квартал доходных домов повышенной комфортности.
Строительство велось известными архитекторами того времени: Ю. Бенуа, Л. Бенуа, А. Бенуа и А. Гунстом. Лицом этого, как бы мы сказали сегодня, «элитного квартала» стал дом 26–28 по Каменноостровскому проспекту. В народе этот дом так и называли – «Дом трех Бенуа». По словам специалистов, композиция здания была решена «по типичной для больших доходных домов этого времени схеме: между лицевыми корпусами помещен уходящий в глубь участка парадный двор – курдонер» (в схожей манере выстроен, например, доходный дом «Третьего Петроградского товарищества для устройства постоянных квартир» на углу Каменноостровского проспекта и улицы Академика Павлова). Дом 26–28 был богато декорирован в стиле Людовика XVI, въезд в парадный двор оформлен колоннадой из красного гангутского гранита. В цокольном этаже «прятались» различные магазины. По оценкам современников, этот дом как нельзя лучше подходил в качестве «идеального типа будущих зданий нового Петербурга». «Это был один из самых благоустроенных домов начала ХХ века – огромный жилой комплекс, настоящий “город в городе”, с передовыми инженерными коммуникациями (канализацией, водопроводом, паровым отоплением, подъемными машинами, телефонами)». В этом «кондоминиуме» были свои собственные электростанция, котельная, прачечная, мусоросжигательная печь, снеготаялка. Комплекс зданий обслуживали двадцать дворников. В каждом подъезде стоял швейцар. Сегодня это здание – памятник истории и культуры федерального значения.

Образцовый дом будущего Петербурга

Поэтому не стоит удивляться, что комфортабельные, с удобной планировкой, насчитывающие от 5 до 12 комнат квартиры в этом доме занимала весьма приличная публика. Здесь жили почетные граждане города, потомственные дворяне, чиновники высших классов, модные тогда писатели, журналисты, архитекторы, купцы, преподаватели вузов (!), зубные врачи и доктора медицины, бывшие военнослужащие в отставке. Поскольку многие из них имели свои выезды, а некоторые даже и личные автомобили, в нижних этажах были устроены каретные сараи и конюшни, а также несколько гаражей. После переворота 1917 года «Российское страховое общество» было ликвидировано, его собственность национализирована, жильцы из домов выселены или «уплотнены». Однако самые лучшие квартиры в этом доме тут же заняли новоявленные «хозяева России». Так в доме 26–28 поселились известные большевистские партийные деятели Г. Зиновьев, Г. Евдокимов, А. Кузнецов, П. Попков, Ф. Угаров, М. Чудов, Э. Рахья. Но поскольку среди партийцев тех, кто был бы «достоин» отдельных барских квартир, оказалось совсем немного, то остальные квартиры попросту превратили в коммуналки. В этом доме в разное время жили и другие известные люди: маршал Л. Говоров, композитор Д. Шостакович, поэт А. Прокофьев, скульптор М. Манизер и архитекторы А. Оль и И. Лангбард.

Квартира Кирова

В 1926 году пятикомнатную квартиру № 20 на четвертом этаже занял верный ленинец и убежденный сталинист Сергей Миронович Киров – первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). В гости к Кирову частенько заходили его партийные товарищи И. Сталин, Г. Орджоникидзе, В. Куйбышев, К. Ворошилов, Н. Бухарин. Здесь, на площади в 200 квадратных метров (а вовсе не на 16 аршинах!), он и прожил вместе со своей давнишней сожительницей М. Маркус вплоть до 1934 года, когда получил в коридоре Смольного пулю в затылок от Л. Николаева. Проживание Мироныча по данному адресу было сразу же после его смерти увековечено на фасаде здания мемориальной доской из гранита с беломраморным барельефом Кирова работы скульптора Г. Ястребенецкого. Улицу Красных Зорь (бывший Каменноостровский), разумеется, тут же переименовали в Кировский проспект. Маркус продолжала занимать квартиру Кирова вплоть до своей смерти в 1945 году, затем здесь жили ее сестры (детей у Маркус с Кировым не было). И лишь в 1955 году сюда из особняка Кшесинской был перенесен музей Кирова. Кроме квартиры № 20 для нужд музея расселили соседнюю коммунальную квартиру № 15, а также одну квартиру этажом выше. Музей был призван «осуществлять коммунистическое воспитание трудящихся на примере страстного большевика Сергея Мироновича Кирова». С 1991 года музей на правах филиала вошел в состав Государственного музея истории Санкт-Петербурга.

Квартира-музей

Задача создания мемориальной квартиры упрощалась тем обстоятельством, что вся обстановка, а также личные вещи после смерти хозяина остались в неприкосновенности. Таким образом, если отбросить весь идеологический пафос (что, впрочем, и было сделано при создании в 1991 году современной экспозиции), то перед нами во всей красе предстает не только «царский» быт крупного советского партийного функционера, но и прекрасный образец петербургской доходной квартиры для среднего класса. Итак, квартира состоит из пяти комнат: кабинета, библиотеки, столовой, спальни и мастерской. Кроме того в ней есть две прихожие, кухня, комната домработницы, ванная и клозет (раньше их было два). Вход в мемориальную квартиру осуществляется через дверь соседней квартиры № 15, вероятно, для того чтобы лишний раз не дергали за ту самую дверную ручку, за которую держались наши партийные бонзы. Из прихожей вы сразу же попадаете в кабинет – просторную комнату с эркером, двумя балконами и камином. На полу персидский ковер, поверх него шкура белого медведя – подарок челюскинцев. Под рабочим столом шкура бурого медведя. На камине чучело лисы – охотничий трофей Кирова. На стенах фотопортреты В. Ленина, И. Сталина, а также друга хозяина квартиры – Г. Орджоникидзе. Повсюду многочисленные подарки от «благодарных трудящихся». Это своеобразные «трудовые отчеты» ленинградских рабочих «об освоении новых видов промышленной продукции в годы социалистической индустриализации и первой пятилетки». Вдоль стен кабинета – книжные полки. Обстановка, в целом, характерна для кабинетов партийных вождей 1930-х годов. В этом кабинете снимали сцены в комнате Маргариты для сериала «Мастер и Маргарита». Рядом с кабинетом расположена библиотека, насчитывающая около 20 000 книг. Киров, пользуясь своим положением секретаря ЦК ВКП(б), выписывал различные европейские издания на русском языке, запрещенные для массового советского читателя. Среди них переписка последнего российского императора и книги представителей русской эмиграции. Все издания сохранились в библиотеке. Кроме этого здесь находятся столик со стульями, глобусы и радиоприемник. Соседняя комната – столовая. В центре – огромный стол. Стены украшены чучелами птиц и литографиями известных картин, например хрестоматийного Шишкинского «Утра в сосновом лесу». В двух аквариумах когда-то плавали зеркальные карпы и золотые рыбки. В столовой стоит и различная аппаратура (лучшая на тот момент): электропатефон Ленинградского граммофонного завода, радиоприемник немецкой фирмы Westinghouse в футляре и радиола завода «Радист». В столовой Киров часто работал за обеденным столом, попивая крепкий чай из никелированного самовара. Именно здесь 1 декабря 1934 года он закончил свой последний доклад, который ему не суждено было произнести. По соседству со столовой находится спальня, интерьеры которой воссозданы и открыты для посетителей с 2004 года. Здесь представлен спальный гарнитур фабрики Мельцера: две кровати, скромно раздвинутые, туалетный столик, две прикроватные тумбочки. На полу лисьи шкуры. На столике радиоприемник в форме красного пасхального яйца – образец антирелигиозной пропаганды. Из спальни можно было сразу же попасть в ванную. Из прихожей можно пройти и в мастерскую Кирова. Здесь на верстаке сохранились столярные и слесарные инструменты, а в платяном шкафу – охотничьи принадлежности (гильзы, дробь, ягдташ, патронташ). Шкаф и стеллаж сделаны из красного дерева. Походная кровать. Во второй прихожей стоит старинный ледник – прообраз холодильников. Есть здесь и «электрический ледник» (то есть настоящий холодильник!) фирмы General Electric, стоивший как два автомобиля Ford. Собственно говоря, это был вообще первый холодильник в Ленинграде, и надо ли говорить, что он был всегда полон лучшими продуктами. И это несмотря на то что в городе и в стране действовала карточная система, и продуктов, мягко говоря, не хватало. На кухне сохранена еще дореволюционная печь. Восстановлены кухонный стол, железные полки и две раковины – медная и чугунная с белой эмалью. Но кухонная утварь из квартиры Кирова была утрачена, и в настоящее время там представлены экспонаты из фондов ГМИ СПб. Здесь же муляжи любимых блюд Кирова. Обслуживали гастрономические пристрастия Кирова два повара (один из них готовил еще для царской семьи, что, конечно же, тоже весьма показательно). К кухне примыкает холодная кладовая комната с окном и комната горничной. В соседней квартире № 15, объединенной ныне с квартирой Кирова, находится музей, посвященный жизни и революционной деятельности последнего. Здесь же представлен восстановленный кабинет Кирова в Смольном. Среди изобилия различных архивных фотографий, документов и артефактов, свидетельствующих о достижениях трудящихся «в деле освобождения страны от импорта», заслуживает внимания портрет Кирова, выполненный из перьев различных птиц. Художник В. Пржевуский делал его в течение года. Также в музее можно «полюбоваться» на забрызганную кровью кепку, которая была на Кирове в момент убийства. Здесь уместно было бы вспомнить одну обращенную к чекистам фразу Сергея Мироновича по поводу празднования 15-летия ЧК-ОГПУ в 1932 году: «…ЧК-ГПУ – это орган, призванный карать; а если попросту изобразить это дело – не только карать, а карать по-настоящему, чтобы на том свете был заметен прирост населения благодаря деятельности нашего ГПУ». Только по официальной статистике в 1930-е годы ГПУ-НКВД на Соловках, Беломорско-Балтийском канале и Свирлаге, находившихся в ведении «твердокаменного большевика» Кирова, отправило на тот свет почти полтора миллиона человек. …Кстати, на пятом этаже музея – экспозиция «За детство счастливое наше»…

Сергей НАКОНЕЧНЫЙ

Все статьи этой рубрики Вернуться в статьи номера