01/03/2018 Диспут-клуб «Векторы недвижимости»

Прощай, красота?

Современную архитектуру принято хвалить за актуальность, функциональность, новизну... Кажется, что места для красоты в этом ряду уже не осталось.

По мнению архитектора Евгения Гера­си­мова, высказанному на последнем Санкт-Петербургском культурном форуме, главная проблема современной архитектуры в том, что она «некрасивая». Этот же вопрос поднимает и Сергей Чобан в своей книге «30:70. Архитектура как баланс сил». По его словам, историческая архитектура – скажем, до 1920-х – воспринимается как памятники древней цивилизации. Она впечатляет, но непонятно, как, кем и, главное, зачем сделана. Кажется, будто все это оставили инопланетяне, которые покинули планету, оставив нас в неведении – как продолжить и развить их уникальное знание. 

У нового нет шансов

Современная архитектура существует как только что появившееся и именно этим интересное новшество – сродни полосе новостей в интернете. То есть архитектура, появившаяся 10 лет назад, в массе своей уже вряд ли кого-то заинтересует. А в актуальных постройках поражают разве что особенно точно и по последнему слову техники решенные стыки, сопряжения материалов и форм.
Если начать разговор о красоте применительно к новостройкам, то за редким исключением получаешь недоуменный взгляд в ответ: «А где здесь архитектура? Чему тут нравиться?» У большинства современных зданий практически нет шансов остаться в истории петербургской архитектуры, заняв достойное место в ряду «открыточных» видов города. Но почему?

С ног на голову

Заслуженный архитектор РФ, академик МААМ, вице-президент Санкт-Петербургского Союза архитекторов, генеральный директор ООО «АПМ Ухова В. О.» Вячеслав Ухов говорит, что можно и стоит пытаться строить здания, сравнимые по своей красоте с архитектурными памятниками Петербурга. Однако, по его мнению, это будет возможно только после осознания роли и сущности архитектуры. Что означает: нужно вернуть в естественное состояние отношения «архитектор – строитель», которые у нас перевернуты с ног на голову: «строитель – архитектор». Также г-н Ухов считает, что должны появиться достойные заказчики, то есть финансово состоятельные и при этом обязательно образованные и высококультурные: «Это может быть как государство, так и достойные члены гражданского общества. Это самостоятельные сущности, объединенные идеей созидания. Заказчик – архитектор – строитель. Так создавался Петербург».
«Здание – это не шкатулка, которую можно рассматривать и оценивать изолированно. Это всегда еще и место, которое оно занимает, и место, которое оно формирует вокруг себя. С этих позиций я назову три архитектурных реалии Санкт-Петербурга, которые считаю наиболее красивыми: Биржу на стрелке Васильевского острова, комплекс Петропавловской крепости, Адмиралтейство (понимая, насколько это было красиво при незастроенной береговой части акватории)», – говорит Вячеслав Ухов.

Небесная линия

Создатель и владелец российского телеканала «Ваше общественное телевидение!», президент Фонда документального кино, автор идеи, создатель и главный редактор «Национальной энциклопедии личностей РФ», академик Международной академии наук и искусств Парижа, государственный советник Санкт-Петербурга третьего класса Алексей Лушников считает, что Петербург далеко не самый красивый город мира и большое количество зданий внутри него достаточно заурядны: «Есть произведения искусства, но они на уровне средних зданий той же Вены, например. Я бы не рассматривал Петербург как отдельную конгломерацию зданий, красивых или некрасивых. Как говорил Дмитрий Сергеевич Лихачев, Петербург великолепен своей небесной линией, то есть неким городским пейзажем центра. Мне кажется, надо рассматривать Петербург как исторический центр, который удалось сохранить в свое время, а коммунисты его не испортили. Постсоветское время тоже не изменило его до неузнаваемости. Исторический центр удается сохранить и сегодня, при всех проблемах, которые существуют в градостроительстве, и далеко не самых удачных архитектурных решениях».
По мнению Вячеслава Ухова, чтобы новая архитектура воспринималась положительно, необходимо изменить отношение к ней государства, муниципальных властей, а вслед за ними и горожан: «С этим проблема, и это – главное. Хорошим примером могут служить послевоенные государственные программы по архитектуре целого ряда европейских стран, таких как Дания, Норвегия, Швеция, Испания и т. д., считавшихся архитектурными провинциями Европы. В настоящее время это европейские и мировые лидеры в данной области. То, что архитектура является фундаментальной частью любой культуры, необходимо осознать».

Скрепы против

«Возможно, мой взгляд несколько консервативен, но я не вижу красоты в новых зданиях, особенно жилых, из строительства которых стараются по максимуму выжать выгоду», – говорит руководитель аукционного дома «Коллекция» Виталий Яковлев. Ситуация может измениться, на его взгляд, только если у всех участников процесса строительства (представителей государства, застройщиков, инвесторов) появится мотивация создавать красоту.
Алексей Лушников замечает, что не только новая архитектура в большинстве случаев не нравится горожанам. Гражданами России в принципе ничто новое не оценивается однозначно позитивно: «Ни какая-либо техническая новация, ни какие-то социальные проекты не вызывают положительных эмоций, так как сознание граждан очень консервативно. Особенно в патриархальной, православной стране, где все держится за счет скреп. Это, к сожалению, является причиной того, что Россия никогда не будет передовой державой. Причина в сознании граждан. Новое, по примеру Петра Алексеевича, приживается только через обрезание бород и т. д.».
Руководитель архитектурно-дизайнерской группы «Группы ЛСР» Оксана Андросова считает, что должно пройти 20, 30, 50 лет, чтобы мы смогли оценить современную архитектуру: «Так было всегда. Об архитектуре много говорят, спорят, обсуждают. Есть современные здания, которые признаны архитектурным сообществом как шедевры. И есть такие, которые градозащитники назвали “ошибкой”. Некоторые здания в историческом стиле очень востребованы на рынке жилья, они соответствуют представлениям и ожиданиям, которые предъявляются к элитным домам. Сегодняшняя архитектура очень многообразна, иногда в ней заложено больше идеологии, которую мы можем оправдывать экономической эффективностью. Чаще всего положительные эмоции от комфорта заменяют нам эмоции от эстетики объекта. Можем ли мы однозначно сказать, что iPhone красив?»

Жизнь в колумбарии

По словам Алексея Лушникова, наша городская среда – это разного рода хрущевки, брежневки, панельные дома и прочие постройки, далекие от представления о красоте: «Я это называю огромным колумбарием, где жить невозможно. Именно эти здания, именно эта среда уничтожает в людях понятие красоты. Человек привыкает к мерзости, считая, что это красота. И ему потом очень трудно объяснить, что такое красота на самом деле. В связи с этим я легко отличаю человека, который родился и всю жизнь прожил в Купчино, от того, который прожил всю жизнь в центре Петербурга, – это два абсолютно разных человека, потому что они воспитывались в абсолютно разных культурах. И понятие красоты в данном случае совершенно девальвировано, уничтожено. Нет примеров красивого, а вы хотите, чтобы вдруг сегодняшние архитекторы стали строить что-то красивое!»
Певица, солистка театра «Зазеркалье» и Международной академии музыки Елены Образцовой Елизавета Бокова считает, что центр Петербурга накладывает определенный эстетический отпечаток на оценочный взгляд любого образованного горожанина, и когда что-то резко выбивается – это вызывает жесткий зрительный когнитивный диссонанс: «Архитекторам нужно экспериментировать со стилями. Брать пример с того же Гауди, Захи Хадид и уходить от “кондовости” конструктивизма, заимствуя у него удобство и практичность, но убирая геометричное уродство – его клеточность и симметрию, что неприятно человеческому глазу – мы любим округлые биоформы».
Артистка рассказывает, что, при всем огромном уважении к невероятным главным архитектурным ансамблям Петербурга, она особенно любит творчество Александра Лишневского, который был главным архитектором в самое трудное для города время – до и после революции: «Им построено у нас много зданий в стиле модерн – например, огромное здание Дома городских учреждений на углу Садовой улицы и Вознесенского проспекта, на котором можно найти так много изображений животных и очень притягательную неоготику. Конечно же, его знаменитое здание на Пяти Углах с башенкой. Но особенно я люблю жилой дом по адресу: Прядильный переулок, 5, в манере очень “биологического”, асимметричного модерна. Думаю, если бы это здание увидел великий Гауди, то ему бы оно очень понравилось. За модерн также очень люблю Петроградку».

Все возможно

Елизавета Бокова уверена, что в Петербурге в настоящее время можно создать архитектуру, которая бы заняла почетное место среди признанных памятников: «Эклек­тика в помощь! Никто не мешает архитекторам смиксовать классицизм и урбанику, русский стиль и авангард – да все что угодно! Берете два стиля и пробуете».
«Если наши предки, не имея технологий и материалов, которые есть в наше время, могли создавать такое великолепие, то смешно думать, что мы этого не можем, – разделяет оптимизм Виталий Яковлев. – Верю, что многие хотят. Верю, что все участники строительства будут мотивированы на создание шедевров архитектуры, и потомки будут гордиться архитекторами нашего времени».
«Мы уже 25 лет работаем на строительном рынке Петербурга, и за это время наработали ценный опыт возведения домов как в историческом центре города, так и в других районах. При этом мы с огромным вниманием и трепетом относимся к каждому объекту и стараемся раскрыть все его достоинства, учитывая и место, и контекст, в котором будет построен жилой комплекс. Для каждого своего проекта мы привлекаем лучших архитекторов, которые с огромной увлеченностью и заботой подходят к каждому своему творению», – рассказывает Оксана Андросова.
Например, продолжает эксперт, внешний облик элитного комплекса Neva Haus, который «Группа ЛСР» строит на Петровском острове, создан архитектурной мастерской «Евгений Герасимов и партнеры». По словам Оксаны Андросовой, авторы переосмыслили приемы «кирпичной архитектуры» и объединили в этом проекте классику и современность. В основе архитектурного образа – четкость пропорций и текстур, натуральные оттенки клинкерного кирпича в отделке фасадов, индивидуальные решения для каждого дома: «Выразительность “кирпичного стиля” не останется незамеченной в этом проекте. Конечно, при создании очередной архитектурной концепции наши архитекторы стараются привнести что-то новое и оригинальное, ведь важны также эргономика жилого пространства, квартирография, развитая инфраструктура, а это требует современных архитектурных решений, которые не ограничиваются только фасадами».

Петербургу нужна вертикаль

Алексей Лушников уверен, что «возобновление» Петербурга возможно, в первую очередь, с участием приглашенных зарубежных архитекторов: «Сегодня мир транспарентен. Уже можно получать знания в Петербурге, не обязательно ездить для этого в Италию. Но чтобы приобрести вкус, знаний мало. Для качественного строительства важных для городской среды зданий нужно проводить международные конкурсы, и делать это честно, чтобы в них выигрывали не только российские архитекторы».
Петербург является музеем, но музей должен жить, резюмирует журналист. В то же время, по его мнению, должны появляться новые кластеры, новые среды: «Простите, но я один из немногих, кто доволен “Лахта-центром”, который сейчас строится. Предполагаю, что в будущем там появится много больших и малых небоскребов, и будет деловой сити. Мне кажется, что это интересно и симпатично. Город Петербург плоский. Ему, конечно, нужна вертикаль. Мне кажется, что впервые за очень продолжительный срок в Петербурге появилось что-то новое. Надеюсь, что эта тенденция продолжится. Я лондонец в этом плане. Положительно отношусь к современной архитектуре, которая хорошо живет в рамках традиционной, классической».
Петербург славится своим историческим центром, который любим многими туристами, как иностранцами, так и нашими соотечественниками. Но в нашем городе, как и во многих других, есть промзоны, кварталы с однообразной плотной застройкой, находясь в которых, осознаешь, что они неуникальны и обыденны, что они не добавляют шарма и инакости Северной столице. И она все еще находится в поиске гармонии, которую сможет обрести только благодаря скоординированным действиям властей, та­­лантливых российских и зарубежных архитекторов, урбанистов и других неравнодушных участников процесса преобразования города с блестящим прошлым в город с красивым настоящим и будущим.

Вячеслав Ухов

Здание – это не шкатулка, которую можно рассматривать и оценивать изолированно. Это всегда еще и место, которое оно занимает, и место, которое оно формирует вокруг себя.

Алексей Лушников

Среда уничтожает в людях понятие красоты. Человек привыкает к мерзости, считая, что это красота. И ему потом очень трудно объяснить, что такое красота на самом деле.

Виталий Яковлев

Если наши предки, не имея технологий и материалов, которые есть в наше время, могли создавать такое великолепие, то смешно думать, что мы этого не можем.

Оксана Андросова

Сегодняшняя архитектура очень многообразна. Чаще всего положительные эмоции от комфорта заменяют нам эмоции от эстетики объекта. Можем ли мы однозначно сказать, что iPhone красив?

Елизавета Бокова

Эклектика в помощь!
Никто не мешает архитекторам смиксовать классицизм и урбанику, русский стиль и авангард – да все что угодно!
Берете два стиля и пробуете.

Все статьи номера