Галерея красивых домов и квартир
№11 / ноябрь'2017
Монолог петербуржца

Марсово поле 100 лет назад

Одно из самых впечатляющих зрелищ в Европе на рубеже XIX–XX веков – знаменитый майский парад гвардии на Марсовом поле. Александр Николаевич Бенуа называл эти парады «апофеозом военного великолепия». Последний раз Николай II принимал майский парад в 1904 году, после чего этот ритуал уже не возобновлялся.

С 1907 года на Марсовом поле запретили и масленичные гуляния: их перенесли на Семеновский плац.
В результате поле превратилось в «Петербургскую Сахару». Его функциональное назначение вплоть до 1917 года так и не было определено. Репортер писал: «Несмотря на то, что это поле находится в самом центре города, о содержании его в должном порядке решительно никто не заботится. Его никогда не чистят, не метут, не поливают, и все нечистоты, которые остаются здесь после ежедневных упражнений конных и пеших войск, разлагаются, высыхают и превращаются в пыль. Пыль эта, при первом же ветерке, поднимается столбом и застилает не только дорогу вдоль Лебяжьего канала, но и весь Летний сад до Фонтанки... Ежедневно по утрам приезжают на Марсово поле различные воинские части (артиллерия, кавалерия), которые поднимают своими упражнениями такую пыль, что проезжающая в трамваях публика спешит закрыть в вагонах окна и двери, а гуляющие в Летнем саду спешат уйти домой». Писатель Николай Брешко-Брешковский: «Мы еще варвары. Нет у нас чувства гармонии. Петербург обладает едва ли не самой громадной площадью в мире. Это Марсово поле, не уступающее размерами даже знаменитой парижской площади Согласия. Сегодня Марсово поле — грязный, неопрятный пустырь».
Дважды на Марсовом поле в высочайшем присутствии проводили смотры «потешных». Созданная в 1908 году военно-спортивная православная организация для подростков была национальным вариантом движения бойскаутов и предвосхитила юных пионеров. Мальчики 10–16 лет занимались строевыми упражнениями, пением военных песен, гимнастикой под руководством отставных офицеров. Армейские полки назначали в них и штатных офицеров-воспитателей. 
Смотр и парад «потешных» состоялся на Марсовом поле 28 июля 1911 года. Подростки продемонстрировали гимнастические упражнения. Император Николай II с наследником, военным министром В. А. Сухомлиновым и командующим смотром генералом В. Е. Флугом принимали парад. Печатая шаг, «потешные» проходили мимо государя, тот приветствовал каждую сводную роту: «Здравствуйте, молодцы!» 1 августа 1912 года здесь же состоялся второй, и последний, смотр.
1 мая 1912 года во время Всемирного съезда пожарных на Марсовом поле состоялся смотр пожарной команды Петербурга и 49 ближайших добровольных пожарных дружин. «Быстро выкатились вперед ручные насосы Петербургской пожарной команды, к небу подняли ряд пожарных лестниц с взбирающимися на них пожарными, и 12 струй развернулись огромными фонтанами, водяною пылью обрызгивающими слишком близко подошедшую публику». Фирма «Густав Лист» показала способ тушения нефти. Для этого на Марсовом поле заранее был вырыт бассейн размером 7 на 5 квадратных саженей, в который залили 800 пудов нефти и подожгли ее, потушив затем двумя рукавами пеногона с газированной пеной.
Время от времени Марсово поле использовали для развлечений. Зимой 1910–1911 годов коми-предприниматель Вячеслав Попов установил в центре поля чум и катал петербуржцев вокруг него на своих северных оленях по 5 копеек за круг.
В 1913 году на Марсовом поле залили каток, и здесь прошел хоккейный матч: команда «Спорт» (Санкт-Петербург) проиграла английскому клубу со счетом 2 : 6.
В 1912 году за памятником Суворову на северной кромке Марсова поля появилась общедоступная обсерватория «Урания». Ко дню солнечного затмения 4 апреля 1912 года здесь был установлен телескоп, в который за плату петербуржцы могли наблюдать прохождение Луны по солнечному диску.
В 1909 году в северо-восточном углу Марсова поля открылась панорама «Оборона Севастополя», созданная профессором Академии художеств Францем Алексеевичем Рубо. Павильон для нее спроектировал архитектор В. И. Шене.
В 1911 году ее вернули в Севастополь.
Залы для катания на роликовых катках – скетинг-ринки – появились в США еще в 1866 году. На Россию мода на ролики свалилась внезапно, в 1910-м, и стала сродни коллективному помешательству. Число скетинг-ринков в центральных районах Петербурга и на модных курортах росло очень быстро. В декабре 1910 года архитектор Шроттер закончил строительство огромного «Американского скетинг-ринка» товарищества «Роэль-Ринкерс» на Марсовом поле. Вход днем стоил 55 копеек, вечером – 1 рубль 10 копеек – недешево. Зал становится главным в Петербурге.
Светские репортеры того времени так описывали открытие заведения, состоявшееся 12 января 1911 года: «Кассиры не успевали продавать билеты на столь престижное мероприятие. На треке под звуки военного оркестра каталось множество пар изящных молодых людей, а у его барьеров за столиками развлекались нарядные горожане, голоса которых и смех разносились по всему зданию». 
А. И. Куприн пишет в 1910 году: «Едем на скетинг-ринк. Круглый, гладкий, как лед, манеж, а в местах для зрителей – пропасть публики, и, что всего обиднее, половина из них – наши хорошие знакомые, со многими из которых я имею солидные деловые связи. На манеже молодые люди обоего пола бегают и крутятся, как сумасшедшие, на коньках с колесиками. Грохот невообразимый!»
Скетинг-ринк становится местом, куда съезжались дамы полусвета, великосветские бездельники. Бывали там и гвардейские офицеры, предприниматели, и даже молодые депутаты Госдумы. «Зимой это своеобразный сборочный пункт петербургского полусвета – людей, не имеющих твердого общественного положения, но стремящихся во всем подражать родовой и денежной аристократии. К полудню сюда съезжаются дамы и молодые люди, катаются до глубокой ночи. Здесь заводят ни к чему не обязывающие романы, ищут и находят богатых поклонников, флиртуют, обмениваются сплетнями».
Панорама, обсерватория и скетинг уродовали классицистический ансамбль Марсова поля.
Не случайно в начале XX века предпринимались попытки его застроить. Здесь предлагалось построить здание Государственной думы (проект архитектора М. С. Лялевича), оперу (по проекту В. А. Шретера), сад или парк с памятником императору Александру II (по проекту И. С. Китнера). При этом планировалось засыпать Лебяжью канавку. Возникла идея вернуть на Марсово поле Румянцевский обелиск. Также обсуждалось создание торгового комплекса с гостиницей, рестораном и почтой. Но все эти предложения, к счастью, не были реализованы...

Все статьи этой рубрики Вернуться в статьи номера