Галерея красивых домов и квартир
№6 / июнь'2017
Монолог петербуржца

Дело о народном просвещении

В домах 1\3 и 5\2 по нынешней улице Зодчего Росси в императорской России располагалось Министерство народного просвещения. Оба здания построены в 1826 году по проекту Карла Росси. 

Министерство управляло всей системой образования России. Через учебные округа непосредственно руководило императорскими гимназиями, реальными училищами, институтами и университетами. Определяло программы начальных школ, находившихся в ведении церковных приходов, земств и городов. 
В состав министерства входили Совет министра, Департамент народного просвещения, Департамент общих дел, Ученый комитет, Управление пенсионных касс народных учителей и учительниц, Юрисконсульская часть, Постоянная комиссия народных чтений.
Совет министра народного просвещения рассматривал общие вопросы развития образования и науки в России. Департамент народного просвещения ведал хозяйственными делами, руководил архивом и книжным магазином, «Журналом Министерства народного просвещения». В ведении Департамента общих дел находились личный состав учебных заведений, инспекторские, счетные, хозяйственные и судебные вопросы. Ученый комитет занимался учебными программами, содержанием учебников, уставами ученых обществ. Особый отдел при комитете ведал книгами, рекомендующимися для народного чтения. Канцелярия министра вела секретные дела, частную переписку министра, занималась переводами с иностранных языков и секретарской работой.
Министерство народного просвещения – чрезвычайно идеологизированный орган. Его основная задача – заботиться о приверженности гимназистов и студентов государству и православию.
С начала массовых студенческих волнений, охвативших высшие учебные заведения в 1899 году, вузы превратились в оплот антиправительственного движения. Министерство чистило университеты от либеральной профессуры и от студентов-бунтарей, но это не помогало. 
Такие же задачи стояли и перед администрацией средней школы. Основная цель гимназий – воспитать работящих, послушных будущих студентов и государственных служащих. Строгий надзор и в школе, и дома, упор на математику и мертвые языки, тяжелейшие переводные и выпускные экзамены. Ученик не должен был иметь возможности поднять голову от книг и домашних заданий. Сложная система наказаний держала в страхе, к тому же существовали еще и классные надзиратели – своего рода завучи по внешкольной жизни, навещавшие по вечерам, после занятий, ученические квартиры.
В 1887 году Министерство просвещения распорядилось, чтобы численность евреев во всех подведомственных ему средних и высших учебных заведениях не превышала 10% от общего контингента учащихся в «черте оседлости», 5% – вне ее и 3% – в Петербурге и Москве. С тех пор эта политика по отношению к «лицам иудейского вероисповедания» только ужесточалась.
Меж тем тяга к получению образования возрастала, число школьников, гимназистов и студентов в стране неуклонно увеличивалось. С 1897 по 1913 год численность студентов и курсисток выросла в четыре раза с 31 тысячи до 124 тысяч человек. В 1894 году в России было 224 тысячи учащихся мужских и женских средних учебных заведений, в 1913-м – 677 тысяч. Начальную школу посещало в 1897 году 30% детей, в 1910-м – 43%, в 1915-м – 51%. Бюджет министерства вырос с 30 млн рублей в 1901 году до 143 млн в 1913-м (почти в пять раз).
В 1898–1901 годах министром просвещения бы Николай Боголепов – юрист, специалист по римскому праву, впоследствии ректор Московского университета. Ему пришлось подавлять непрерывные студенческие забастовки и демонстрации, павшие как раз на его министерские годы. Он предложил и провел неслыханную меру: в 1901 году 183 студента Киевского университета и 200 Петербургского были отданы в солдаты. После студенческих волнений и конфликта с министром подал в отставку и уехал в Англию профессор Московского университета, всемирно известный историк-медиевист Павел Виноградов. Был арестован другой знаменитый историк Павел Милюков.
14 февраля 1901 года в 13 часов Боголепов проводил прием просителей в здании министерства. Городской голова из Чернигова предлагал создать в его городе реальное училище. В ответ министр заявил: «Представьте нам удостоверение от более состоятельных помещиков и дворян, что они будут отдавать в училище своих детей… Мы не желаем открывать училища для разночинцев». Следующим в очереди просителей стоял бывший студент, эсер Петр Карпович, исключенный за участие в беспорядках. В кармане у него лежал пистолет. Завершив разговор с черниговским головой, Боголепов перешел к Карповичу и взял у него прошение, но вновь обернулся к его соседу, и в этот момент прогремел выстрел. Рана оказалась смертельной, преступника задержали.
В течение следующих шести лет (1902–1908 годы) министерство возглавляли по очереди четыре министра: Григорий Зегнер, Владимир Глазов, Иван Толстой, Петр Кауфман. Время было бурное – сходки и демонстрации сменились в 1905 году всеобщей студенческой забастовкой. Правительству пришлось идти на уступки: 25 августа были введены «Временные правила об управлении высшими учебными заведениями ведомства Министерства народного просвещения». Вводились выборность ректоров и деканов. При самом либеральном министре, археологе Иване Толстом, резко смягчилась жесткость гимназического образования. Отменена обязательность верхней форменной одежды, введены родительские советы, гимназисты избавлены от представления выписок из кондуитов при прошениях о зачислении в студенты. 
В кабинетах премьеров Столыпина и Коковцева министры делали все, чтобы вернуть назад уступки, сделанные в 1905–1907 годах. Путь назад начал Александр Шварц (он был министром с 1908-го по 1910 год). Филолог-классик с большим чиновничьим опытом удостоился такой эпиграммы Саши Черного: «У старца Шварца ключ от ларца, а в ларце – просвещенье. Но старец Шварец сел на ларец без всякого смущенья. Сиденье Шварца тверже кварца – унылая картина. Что ж будет с ларцем под старцем Шварцем? Молчу, молчу невинно».
Но и Шварц уже казался слишком либеральным. На смену ему в 1910 году пришел юрист, директор московского Лицея в память цесаревича Николая Лев Кассо. В 1911-м в знак протеста против действий полиции при подавлении студенческих волнений в отставку подало руководство Московского университета. Кассо принял отставки. Тогда университет демонстративно покинули 130 преподавателей и сотрудников (в том числе 21 профессор). В 1912 году были уволены все слушательницы Женского медицинского института. Было отказано в расширении Томскому и Саратовскому университетам. Минску и Вильно не разрешили открыть у себя университеты. Автономию университетов продолжали урезать в течение всего срока работы Кассо – вплоть до 1914 года.

Все статьи этой рубрики Вернуться в статьи номера