Галерея красивых домов и квартир
№5 / май'2017
Диспут-клуб «Векторы недвижимости»

От большого Парижа - к большому Петербургу

В мегаполисах мира реализуются проекты объединения метрополий с пригородами. Широко известен план «Большой Париж», много споров вокруг «Большой Москвы». А есть ли будущее у «Большого Петербурга»?

В 2007 году президент Франции Николя Саркози озвучил «новый комплексный план развития столичного региона Парижа», который попросту именуют «Большим Парижем». Присоединив к столице Франции 130 соседних городских коммун, городские власти составили план действий до 2030 года. Он был призван помочь решить такие ключевые задачи, как планирование устойчивого развития в соответствии с Киотским протоколом, реорганизация транспортной сети и ликвидация изоляции пригородов.

«Большой Париж» стал примером для Москвы, и в 2012 году территория города увеличилась в 2,4 раза за счет Московской области. Основные цели проекта – демонтировать традиционную моноцентрическую структуру Московской агломерации, а также упорядочить градостроительное зонирование, придав только что присоединенным территориям отчетливо выраженную административно-правительственную специализацию. К 2035 году на территории «Новой Москвы» должны появиться 72 км линий и 33 станции метрополитена, а также 60 км железных дорог.
Нужно ли Петербургу последовать примеру Парижа и Москвы, присоединив Ленобласть или ее часть, или у Северной столицы России должен быть иной путь развития?

Развитие или стагнация?

По мнению заслуженного архитектора РФ, генерального директора «Архитектурно-проектной мастерской Ухова В.О.» Вячеслава Ухова, жизнь города – это в первую очередь условия жизни горожан, и никто лучше жителей не знает, хороши эти условия или нет.
«Для того чтобы улучшить условия жизни, необходима концепция, определяющая стратегию и ее реализацию. Для того чтобы создать концепцию, не говоря уже о ее реализации, необходимо финансирование. Это самоочевидно. Все остальные проблемы технические в той или иной степени, и одна из главных таких проблем – это законодательство, регулирующее архитектурно-градостроительную деятельность в нашей стране. Именно существующие законы являются причиной совершенно варварского строительства, особенно за пределами исторического центра», – считает Вячеслав Ухов.
Архитектор утверждает, что если не изменить закон, то можно с уверенностью говорить не о пути развития, а о пути стагнации. Он отмечает, что для Петербурга, города уникального во всех отношениях, существует ко всему прочему проблема, которая является следствием его уникальности и которую также можно отнести к сфере законодательства: «Речь идет о крайней, клинической форме охранительного экстремизма. И если мы не найдем оптимального решения этой проблемы, то смею предположить, что мы обрекаем наш город на неминуемую стагнацию и по этой траектории. Конечно, должен быть жесткий контроль и охрана там, где это необходимо, но не тотальное запретительство».
По мнению Вячеслава Ухова, только после решения этих основных проблем можно будет говорить о реализации стратегических планов перспективного развития Санкт-Петербурга, определив концепцию, которая должна сформироваться на основе комплексного межотраслевого исследования возможностей города. «Результаты такого стратегического исследования должны лечь в основу корректировки главного документа городского развития – Генерального плана города, который в настоящее время не выполняет своих функций в условиях существующего законодательства», – уверен архитектор.

Невидимые изменения

Депутат Законодательного Собрания пятого созыва, профессор РГПУ им. Герцена Александр Кобринский считает, что самая главная проблема Петербурга заключается в том, что он развивается без учета современных тенденций, связанных с эволюцией ближайших пригородов. Между тем пригородов у Северной столицы много, и они меняются на глазах. «На эти пригороды идет огромная социальная нагрузка. Люди, живущие в них, получают образование и медицинские услуги в Петербурге. При этом на них не распространяются права жителей Петербурга. Это неправильно и приводит к тому, что возникают искусственные барьеры для развития города», – констатирует Александр Кобринский.
Заслуженный архитектор РФ, генеральный директор «Архитектурной мастерской А. А. Столярчука» Анатолий Столярчук также полагает, что было бы правильно, если бы в городе и области была единая градостроительная политика, единые нормативы и подходы к решению застройки территории. «Мы сталкиваемся с тем, что за территориальной границей города возникают кварталы, которые административно относятся к области – они не обеспечены инфраструктурой, по своей архитектуре оставляют желать лучшего. Мне и многим моим коллегам кажется, что было бы правильно, если бы это было в одних градостроительных руках», – говорит г-н Столярчук.

Ради будущего Земли

Вячеслав Ухов утверждает, что вероятность начала реализации проекта, аналогичного «Большому Парижу», всецело зависит от возможностей финансирования и от доброй воли тех, кому население города делегировало право решать такие проблемы. Если будут откорректированы законы и сформулирована идеология такой значимости, как в проекте «Большой Париж», то такая вероятность, по мнению архитектора, в обозримом будущем существует, однако необходимо для начала разобраться с проблемами самого Петербурга и вероятностью их решения.
«Надо вспомнить, как возникла идея необходимости проекта “Большой Париж”. Это не только стратегическая диагностика Парижа и пригородов. Главной задачей был вопрос, как построить посткиотскую метрополию, которая бы соответствовала Киотскому протоколу, направленному на обеспечение экоустойчивости планеты, – поясняет Вячеслав Ухов. – То есть посткиотская эра подразумевает в глобальном масштабе примат устойчивого развития, позволяющий пользоваться ресурсами Земли в долгосрочной перспективе. Какова будет идеология проекта “Большой Петербург”? Если аналогичной, то тогда прежде всего проблема экоустойчивого развития должна стать государственной, каковой она является в цивилизованных странах. А это уже иная парадигма, которая потребовала совершенно новых подходов».
Архитектор отмечает, что в Париже была определена идеология формирования агломерации и дана полная свобода в определении территориальных границ исследований. Московский проект, напротив, был лишен этой свободы: директивно было предписано развиваться на юго-запад.

Прав ли Явлинский?

В прошлом году в Законодательном Собрании фракция «Яблоко», которую возглавлял тогда Григорий Явлинский, разработала с учетом всех современных трендов проект, посвященный развитию сложившейся агломерации, который назывался «Большой Петербург». «Губернатор был достаточно высокого мнения о проекте. Но у нас даже положительный отзыв губернатора совершенно ничего не значит. Не факт, что будут проводиться какие-то работы по осуществлению этого проекта, потому что у нас очень инерционная система», – рассказывает Александр Кобринский.
Вячеславу Ухову, в свою очередь, концепция Явлинского не близка. «Григорий Явлинский, излагая концепцию “Большого Петербурга”, говорит о том, что город должен быть максимально привлекательным, люди должны чувствовать себя безопасно, комфортно, равноправно и т. д. и т. п. Все правильно, но зачем для этого нужен проект “Большого Петербурга”? Разве в “маленьком” это не легче сделать? Больше город – больше проблем», – отмечает архитектор.

Фильтр на присоединение

Александр Кобринский озабочен тем, что даже в таких исконно дачных местах, как, например, Токсово, уже строят многоэтажные дома, превращая эту часть области фактически в пригород Петербурга, хотим мы этого или нет. По его мнению, новое планирование нужно осуществлять с учетом этого тренда, а сегодняшний генплан Петербурга не принимает его во внимание.
В целом, нежелательно, чтобы в Петербурге появился проект, полностью аналогичный «Новой Москве», считает г-н Кобринский: «В данном случае большую часть Московской области просто присоединили к Москве. В итоге земля на этой территории стала дороже. На этом все. Я был недавно в “Новой Москве” и могу сказать, что это механически включенная в столицу территория. Я же считаю, что стоит говорить не о механическом включении, а о конгломерации, когда ближайшие пригороды включаются в “Большой Санкт-Петербург” и начинается их развитие вместе с Петербургом. К тому же надо не присоединить земли в каком-то одном направлении, а делать это согласно плану».
В первую очередь, по мнению профессора, в присоединении к Петербургу нуждаются Кудрово, Мурино и другие ближайшие территории, которые массово застраиваются жильем. Массовое строительство в Ленобласти рядом с Петербургом идет по той причине, что там можно реализовывать более дешевое жилье, говорит Александр Кобринский, однако отсутствие конгломерации не позволяет строить метро, тогда как метро в пределах “Новой Москвы” строится.

«Большая Архитектура России»

«Совершенно очевидно, что Петербург и Ленобласть взаимозависимы, так как по крайней мере с шестью районами Ленинградской области есть общие границы, – напоминает Вячеслав Ухов. – Сегодня по этим границам возникают промышленные кластеры, которые требуют комплексного развития территорий и оптимальной организации транспортной структуры, обеспечивающей беспроблемные коммуникации. Наверное, по этим приоритетным направлениям необходимо более тесное взаимодействие. Однако на этот вопрос может быть получен ответ только после комплексного исследования междисциплинарной командой специалистов, а не чиновников. Так, как это было сделано в проекте “Большой Париж”, и совсем не таким образом, как в проекте “Большая Москва”, где уже было заранее решено кем-то, что необходимо формировать агломерацию с уже заранее известным направлением».
Архитектор считает, что для Петербурга минусы и плюсы объединения города и Ленинградской области могут быть не в постановке проблем, а в способах их решения: «Если это очередная популистская инициатива для создания некоего рекламного продукта, то тогда это будет очень затратная продукция с низким КПД. Здесь уместно вспомнить, что все иностранные команды проекта “Большая Москва” в результате работы сошлись во мнении, что агломерацию создавать не надо, так как она уже существует. Это – во-первых. Во-вторых, все команды отметили необходимость развивать Москву в старых границах, в пределах МКАД».
По мнению архитектора, Петербург должен обрести реально действующий документ и инструмент преобразований – Генеральный план города. «Конечно, надо стратегически мыслить, создавая междисциплинарный продукт, но приоритетным проектом должен стать, как мне представляется, проект “Большой архитектуры России”», – считает Вячеслав Ухов.

Смесь французского с ленинградским

Сегодня Петербург и Ленобласть связаны – но одновременно оторваны друг от друга, что создает проблемы горожанам в повседневной жизни. Когда петербуржец продает свою квартиру и покупает другую, например в Мурино, он прописывается там и теряет свою петербургскую прописку. Если с ним что-нибудь случится и ему понадобится дорогостоящее лечение, он не сможет получить его бесплатно в Петербурге. Ему придется ждать областной квоты на лечение в петербургских центрах.
По мнению Александра Кобринского, это ненормально. «Я считаю, что не нужно было строить в Ленинградской области многоэтажки – нужно было идти по американскому пути развития и давать людям землю и деньги на строительство своих домов. У собственника дома совершенно другая психология – его отношение к себе меняется.
В области до сих пор есть места, где можно было бы строить такие поселки», – говорит профессор РГПУ им. Герцена.
Кто знает, быть может, если бы Ленобласть пошла своим путем, отличным от Петербурга, соседство двух разных по типу застройки и стилю жизни субъектов федерации было бы более мирным и гармоничным.
В таком случае нам бы просто не пришлось оглядываться на опыт «Большого Парижа», примеряя далекий зарубежный опыт на себя. И находя все новые доводы в пользу того, что продуманного объединения регионов по французской модели у нас не получится.

Вячеслав Ухов

Существующие законы являются причиной совершенно варварского строительства, особенно за пределами исторического центра.

Александр Кобринский

В Ленинградской области нужно было идти по американскому пути развития и давать людям землю и деньги на строительство своих домов.

Анатолий Столярчук

Кварталы за территориальной границей города не обеспечены инфраструктурой, по своей архитектуре оставляют желать лучшего.

Любовь Большева Все статьи автора
Все статьи этой рубрики Вернуться в статьи номера